Все новости
Победа. Новости
10 Марта 2020, 17:27

Три горсточки зерна

Хочу рассказать одну историю, которая произошла в годы войны. А таких историй в деревнях было немало. Судьбу Саимы эби (имена изменены) я знаю хорошо.

Война в самом разгаре. Женщины прямо на поле молотят и провеивают зерно. Обмолоченное зерно засыпают через воронки в веялку. Зерно, попеременно подаваемое женщинами, через сита попадает в переднюю часть, мелкие камешки, пыль, сор – вниз, а остатки жнивья, колосья – в заднюю часть. Веялка приводится в движение вращением металлической рукоятки. Работа тяжелая – приходится работать быстро, без перебоев, часто сменяя друг друга. Отсеянное чистое зерно постоянно нужно отгребать деревянной лопатой, а сито вычищать от скопившегося отхода. Голодные, изможденные колхозницы без устали работают в нескольких километрах от деревни. Очищенное зерно засыпают в мешки и отправляют на элеватор.

Несмотря на усталость и голод, Саима старается не отставать от остальных. Когда старик-сторож протянул ей горсть зерна, прокаленного на стальном листе над костром, женщине стало легче. Дома ее ждет муж, вернувшийся с войны раненым. Мало того, что еще не оправился, так тяжело заболел: его бросает то в жар, то в холод. Хорошо, что свекровь дома. Сегодня с утра на душе Саимы неспокойно, тревожно, в голову лезут разные мысли. О, Всевышний, огради от беды!

На куче зерна разлеглась Гильмия, отдыхает, когда другие работают в поте лица. Лентяйка, каких поискать!
– Чего разлеглась, вставай давай! – со злостью прикрикнула на нее Саима.
Гильмия и бровью не повела:
– Передохну немного.
– Думаешь, другие не устали? Они и за тебя должны работать?
– Мне до вас дела нет. Я устала, – процедила она сквозь зубы, переворачиваясь на другой бок. Когда и другие женщины начали ее отчитывать, Гильмия резко встала и принялась ругаться.

Конечно, все очень устали. Уже смеркается. Да, наверное, и Гильмия устала. Она живет с матерью и сестренкой. Коровы у них нет, еле сводят концы с концами. Ее мать – женщина сварливая, но Гильмия и мать за пояс заткнет. Свою злость на трудную судьбу, тяготы жизни срывают на других, сплетничают, доносят на односельчан. Неужели они не понимают, что люди стараются ради того, чтобы накормить голодных детей.

Саима промолчала в ответ. И если бы старик-сторож не прикрикнул, Гильмия и не думала бы закрыть рот.

Пора по домам. Уставшие женщины начали рассовывать по карманам зерно.

– Девоньки, говорят, в деревню уполномоченный приехал. Будьте осторожны! – предупредил их сторож. Кто услышал, вернулся и выгреб из карманов все содержимое, а Саима то ли не расслышала, то ли не придала значения. Она спешила: дома голодные дети, больной муж. Она почти бегом пробежала тропинку вдоль уремы, когда у самого дома ей преградили дорогу несколько незнакомых мужчин. Броситься бы обратно, да на ходу избавиться от зерна, но не тут-то было – в нее с криками вцепилась Гильмия:
– Вор! вор! В стране идет война, а этой лишь бы брюхо свое набить! Не стыдно?!
«Все, я пропала!» – Саима почувствовала, как кровь прилила к голове. Перед ее мысленным взором пронеслись лица домочадцев: мужа, детей, свекрови. Ее словно дубинкой по голове ударили.
Ее повели в правление колхоза. Взвесили зерно. Сказали, около или чуть больше килограмма. Затем увезли в райцентр, закрыли под замок. Мол, другим урок будет. Состоялся суд. Дали два с лишним года тюрьмы. Какими трудными они были, знает только сама Саима..

В последние месяцы Саима сильно сдала. На работу даже не могла выйти. Написала в деревню письмо. Вроде бы и тюремное начальство написало письмо в сельсовет. «Хоть дома помру, нет сил и шагу ступить», – писала она.
У ворот тюрьмы ее ждал муж. Галимьян бережно закутал жену в старый тулуп и усадил в салазки. Трое суток в пути. С горем пополам добрались они до деревни. Хорошо, что еды хватило на двоих. Часть пути проехали на лошади – сердобольные люди сжалились. А дома, оказывается, их поджидала беда пострашнее – умерла дочь. Сыновья, живые и здоровые, с удивлением глядели на маму.

Эх, война, война, проклятая война! Сколько судеб ты покалечила, сколько горя принесла!


Фируза БАДАМШИНА.